За рубеж на время/навсегда

За рубеж на время/навсегда

Ситуация с оттоком молодых специалистов за рубеж еще не стала критической. Однако, по прогнозам, если сейчас не начать работу в этом направлении, в ближайшем будущем наше общество столкнется с серьезными проблемами.

Пока перспективы у молодежи в Эстонии не слишком широкие

- Определенная трудовая миграция существует в любом обществе, даже самом закрытом, - считает директор отдела начинающих предпринимателей Целевого учреждения развития предпринимательства (EAS) Дмитрий Бурнашев. - И вполне логично, что среди молодежи как наиболее подвижной части общества этот процент несколько выше, чем в остальных общественных группах. Является ли это проблемой? Сам факт того, что молодые люди ездят по миру, работают в разных странах, проблемой, на мой взгляд, не является. Я знаю довольно много людей, которые в тот или иной момент своей жизни жили и работали за границей, а сейчас трудятся здесь. Зачастую их отличает широкий кругозор, самостоятельность и смелость идей. Проблемой в данном случае может стать невозвращение людей, уезжающих за рубеж. Чтобы сократить процент навсегда уехавших людей до разумного минимума, необходимо предоставить им возможности для развития и самореализации здесь, в Эстонии.

Возможностей пока нет

По словам руководителя Центрального союза работодателей Эстонии Тармо Крийса, ситуация с оттоком молодежи за рубеж на сегодняшний день не является критической. Тем не менее, заявляет он, в ближайшем будущем Эстония может столкнуться с проблемами, если сейчас не начать активно работать в этом направлении, в первую очередь в области образования молодежи.

В последнее время, как заявляют сотрудники Департамента рынка труда Эстонии, количество обращений за консультациями по поводу постоянной или временной работы за рубежом изменилось не сильно.

„Интерес, конечно, возрос, - отмечает ведущий специалист программы трудоустройства Eures Департамента рынка труда Эстонии Марта Тракс, - но нельзя сказать, что количество обращений к нам изменилось кардинально. Конечно, люди приходят узнать больше не только о возможностях на местном рынке труда, но и о том, какие вакансии есть в Европе. Однако массового скачка не наблюдается“.

По ее словам, если брать в целом по стране, то половина обращающихся за консультацией эстоноземельцев хотели бы найти работу в Финляндии, Швеции или Норвегии. Молодые больше смотрят на англоязычные страны, потому что там больше возможностей. Но на самом деле сейчас и в Ирландии, и в Англии свободных рабочих мест не так много, и найти что-то приемлемое непросто. При этом значительно легче сейчас получить работу в Европе квалифицированным специалистам. Для людей без опыта работы и квалификации стало гораздо меньше возможностей. Вот специалисты и уезжают. И хорошо, если на время.

Никакой статистики по количеству отъезжающих за рубеж на работу Департамент рынка труда не ведет. „По той простой причине, что те, кто уезжает, не обязаны ставить нас об этом в известность. Наша функция заключается в том, чтобы предоставлять людям всю необходимую информацию о том, где эти вакансии можно найти, как о них ходатайствовать, как писать CV, какое законодательство в стране, требуется разрешение на работу или нет, все о налогах и социальных гарантиях. А решит человек куда-то поехать или нет – это его личное дело“.

Работа за рубежом мешает личной жизни...

- Я два раза ездил в Норвегию через эстонскую фирму, - рассказывает строитель Сергей, - первый раз на два месяца, второй раз на полтора. Ремонтировали детские садики в Осло, делали к ним пристройки. На руки получал в пересчете на кроны где-то 40 тысяч. Платили нормально, без обмана. Жили в гостинице по два человека в номере, еду брали с собой из Эстонии, загружали, помню, целую машину. Лично мне тяжело было без семьи. Потому и не очень стремлюсь продолжать такие опыты. А одиноким там совершенно нормально, вот и едут надолго, если не навсегда.

...и пополняет кошелек

В Эстонии Сергей зарабатывает ровно в два раза меньше. Впрочем, по его словам, если поднапрячься, то вполне можно сократить разницу еще на несколько тысяч.

Как отмечают сотрудники Департамента рынка труда, языковая принадлежность обращающихся за консультацией в разных районах Эстонии очень сильно варьируется. В Ида-Вирумаа, говорит Марта Тракс, безусловно, больше обращается русских.

Одной из главных причин отъезда русскоязычной молодежи является слабое знание эстонского языка. На втором месте – возможность заработать больше денег.

Еще один пример – не пожелавшая представиться жительница Эстонии, уже несколько лет работающая на британских судах администратором бара. Средняя заработная плата – около 2600 евро. При этом никто не требует от нее знания эстонского языка, а предлагаемая в Эстонии зарплата по сравнению с нынешней просто смешна. Возвращаться пока не собирается.

Как удерживать и стоит ли?

Председатель Центрального союза профсоюзов Эстонии Харри Талига считает, что за короткое время существенного улучшения добиться не получится:

- Проблема в том, что уезжают молодые, и уезжают навсегда. Когда за границу едут более взрослые люди, имеющие в Эстонии семьи, то они, как правило, возвращаются. В отличие от людей, не обремененных семьей. Количество занятых уменьшается, это влияет на экономику, возникают дополнительные проблемы в демографической сфере, которая и без того не ахти какая. Все это негативно сказывается на развитии общества в целом.

Боюсь, что в законодательном плане здесь трудно чего-то добиться. Необходимо создание общей позитивной атмосферы в Эстонии – условий труда, условий жизни, так, чтобы они были привлекательны для молодых людей. Чтобы они не считали, что за рубежом им удастся быстрее добиться того уровня жизни, который они считают нормальным и приемлемым для себя.

За короткий период времени существенного улучшения мы добиться не сможем. Но и правительство в целом, и работодатели, и образовательные учреждения должны думать о том, как этому содействовать. Одной из первых мер, конечно, должно стать улучшение условий труда, в первую очередь заработной платы. Перспективы карьерного роста у нас относительно неплохи по сравнению с другими странами, но в нынешней экономической ситуации они отходят на второй план.

 

Как удержать молодежь от отъезда за рубеж?

Лина, 57 лет

- Я считаю, не стоит удерживать. Молодежь должна сама выбирать, что и где ей нравится. Это ее право. А нам нужно создавать условия для нормальной работы. Какие - не знаю. Это специалисты должны решать.

Ирина, 42 года

- Все равно ее здесь никто не удержит. У меня дочка сейчас уезжает. И сыновья тоже. Никого здесь не осталось. Просто Эстония, к сожалению, совсем непривлекательна для молодежи.

Александр, 59 лет

- Мешать ей не нужно. Сын учится в Берлине в техническом и, конечно, останется там. Дочь тоже в Германии, работает уже три года.

Людмила, 54 года

- Никак. Она должна познавать мир, использовать все имеющиеся возможности. Отток специалистов – это, конечно, плохо, но власти сами виноваты.

Сейда, 60 лет

- У нее здесь нет никакой перспективы. И никак ее не удержать. У меня сыновья тоже хотели бы уехать, будь у них такая возможность.

moles.ee, 08.10.08

 

Как эстонские доярки зарабатывают себе пенсию в Швеции

Мерле и Вайке из волости Тюри трудятся на шведском экологическом хуторе возле Упсалы буквально в поте лица, пишет Õhtuleht. Но они точно знают, ради чего это делают. В старости они будут получать не только скудную эстонскую пенсию, но и приличные деньги от Швеции. Три недели Мерле работает, а Вайке находится дома, потом они меняются. В хлеву их ждут 150 коров. Рабочий день длинный и утомительный. Мерле проработала на шведском хуторе уже шесть лет, а Вайке — четыре года.

Мерле не скрывает, что работает в Швеции ради денег. Вайке тоже говорит, что ездит в Швецию, потому что хочет получать больше денег, чтобы не считать каждый сент.

Мерле и Вайке работают в Швеции официально, платят там подоходный налог – 25% от заработка. За это отвечает хозяйка хутора Элизабет.

За время, проработанное в Швеции, Мерле и Вайке будут получать пенсию от королевства и в том случае, если будут в старости жить в Эстонии. « Я зарабатываю себе в Швеции пенсию», — честно признается Мерле. Вайке с ней согласна.

Мерле представляет себе жизнь на пенсии так: «Буду жить намного лучше тех, кто работал в Эстонии. Смогу быть настоящей бабушкой внукам, смогу им больше предложить».

Размер своей будущей шведской пенсии Мерле и Вайке пока не знают, но это уж точно несколько средних эстонских пенсий.

Высчитать среднюю шведскую пенсию сложно, так как она состоит из трех ступеней: гарантированная пенсия, пенсия, связанная с доходами, и дополнительная пенсия.

Каждый год государство производит подсчет и присылает Вайке и Мерле извещения о том, сколько у них уже набралось денег, а также прогноз на будущее, если они проработают до 65 лет. Пенсию Швеция будет перечислять сразу же на банковский счет. В Швеции на пенсию выходят в 65 лет.

По данным Министерства социальных дел, уже сейчас около 3500 жителей Эстонии получают пенсию из-за границы. Столько же пенсионеров получают пенсию от Эстонии, живя за границей.

Получающих пенсию из-за границы в Эстонии становится все больше. В 2005 году таких было 502, в 2006-м – уже 901, а в прошлом году – 1853. Больше всего «заграничных» пенсий поступает из Финляндии.

Пенсия, которую платят в Скандинавии, гораздо выше эстонской. Во втором квартале этого года, по данным Департамента статистики, средняя эстонская пенсия по старости составила 4555 крон, а в Финляндии в прошлом году — 18 000 крон.

Правда, одна только сумма пенсии ни о чем не говорит, потому что во многих странах пенсионер платит больше налогов, чем в Эстонии, да и жизнь за границей намного дороже. Некоторые пенсионеры из богатых стран уезжают жить в более дешевую страну, но это не очень распространено.

Мерле и Вайке собираются на пенсии жить в Эстонии со своими семьями. Пока они, правда, не намерены прекращать работу в Швеции. Потому что чем дольше они будут там работать, тем больше у них будет денег на пенсии.

moles.ee, 10.09.08

Похожие статьи:

БизнесВ Тарту работают первые украинские трудовые мигранты

1966 просмотров
Теги: работа

Рейтинг: 0 Голосов: 0

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!