Европа не слышит голоса русских в Эстонии, потому что их община слаба

Татьяна Жданок, депутат Европарламента, "Комсомольская правда — Северная Европа"

- Мы с вами, Татьяна Аркадьевна, говорили о ситуации в Эстонии буквально 10 дней назад. Скажите, пожалуйста — был ли у Европейского Союза шанс предупредить эстонские события конца апреля? Чего он не сделал и почему?

- Шанс был, но ЕС действительно ничего не сделал, потому что двойные стандарты используются и продиктованы они, к сожалению, совсем другими соображениями, нежели уважением принципов демократии и защиты прав человека. Как некоторые говорят: я не расист, но черных не люблю… Точно также, встречаясь со многими защитниками прав меньшинств, я слышу: я не расист, но вот русских не люблю.. 
 
Действительно, когда речь идет о русскоязычном меньшинстве — абсолютно другие подходы используются, чем в отношении других меньшинств, и диктуются они геополитическими соображениями. Я думаю, что эти соображения направлены не только против России и против русских, но и против Европы, потому что, по моему глубокому убеждению, Евросоюз может стать еще одним мировым лидером только вместе с Россией, и этому очень многие хотят помешать. Главными раздражителями являются три страны Балтии, и особенно Эстония с Латвией. 
 
Война с памятниками началась именно здесь — и если она будет успешной, этот вирус переместится и в Европу. Это очень опасная тенденция. У нас уже была информация о том, что к шествию латвийских неонацистов собираются присоединиться немецкие. А если эти юнцы почувствуют силу, а их идейные вдохновители — что их тактика успешна, то Европа снова может заболеть коричневой чумой. 
 
- А может ли перекинуться на другие страны Балтики вирус русского бунта?  
 
- Я думаю, нет. У нас в Латвии была в 1996 году попытка взрыва памятника освободителям, во время которой погибло два подрывника. В это время рижское самоуправление контролировалось крайне правыми. Но вскоре были выборы — я, в частности, стала депутатом Рижской думы, и от наших голосов зависело, какого мэра избрать — крайне правого или центриста? Мы поставили условие: восстановить памятник за счет городских средств и прекратить ликвидацию русских школ (до этого две школы были закрыты) — и это действительно произошло. 
 
У большинства и меньшинства из-за чего могут быть конфликты? Не только из-за языка и религии — а еще и из-за разного восприятие истории, как это было, например, в Косово. Эстонцы хотят вытравить восприятие Дня победы как праздника. Нас в Латвии тоже хотели заставить считать этот день исключительно днем поминовения погибших… 
 
Есть две причины, почему эстонские события вылились в такой результат. Первая: русская община Эстонии потеряла необходимую для общины структуру. Целенаправленные действия эстонских стратегов привели к тому, что она была обезглавлена — практически нет представителей русских в эстонском парламенте, никого нет в Европарламенте, поэтому некому сопротивление организовать так, чтобы оно было бы цивилизованным и эффективным. 
 
Есть и вторая причина: я уверена, что здесь поработали провокаторы. Я сама организовывала массовые акции, и мы несколько раз констатировали попытки заставить массу людей произвести насильственные действия, чтобы потом их обвинить в бунте маргиналов. В нашем, латвийском случае, ситуацию спасало как раз то, что во всех этих акциях участвовали депутаты, которые своими мандатами могли предотвратить действия полиции. Мы всегда следили за тем, чтоб не было стычек, если задерживали кого-то из школьников — тут же садился в автобус и наш депутат и ехал в участок, я сама несколько раз присутствовала при допросах. В результате этих действий мы выигрывали и людей отпускали. 
 
- Имелось в виду другое: может ли распространиться на страны Балтии вирус русского сопротивления?…  
 
- Я в течение 15 лет, с тех пор как занимаюсь правозащитной деятельностью, встречаюсь регулярно с европейскими политиками, экспертами, дипломатами и они все время говорят: ну, если вы доказываете, что имеете дискриминацию русского населения, что людям не предоставляют права, не дают возможности использовать свой язык — почему нет сопротивления, массовых акций протеста? Мой ответ был таков: причина в особенностях русского характера — русские умеют терпеть и долго терпят, до определенного рубежа, а потом наступает реакция, во многом непредсказуемая. Вот терпение эстонских русских и лопнуло… У нас в Латвии воспринимают эту ситуацию очень болезненно. 
 
- А как на это реагирует Европа?  
 
- Я очень надеюсь, что нам удастся объективно рассказать об этих событиях, а не так, как западные агентства, которые начинали свои репортажи с актов вандализма, а вовсе не с причин, по которым люди собрались и выразили свой протест. Я понимаю, что исполнительная власть в ЕС выражает мнение большинства. Но есть и другие мнения, и очень влиятельные. Я уверена, что свое отношение выразит и наша, зеленая фракция, что действия эстонских властей получат осуждение со стороны Европарламента, и что проблема будет обсуждаться очень активно, а не так, как это было 23 апреля: я говорила о том, что через два дня в Эстонии могут начаться события, а другие десять депутатов, в том числе Тунне Келам, посвятили свое выступление разгону митингов в России. Но если сравнить действия властей, то сравнение окажется не в пользу эстонцев…

Записала Галина Сапожникова, "Комсомольская правда — Северная Европа", 5 мая 2007

Похожие статьи:

ЭстонияЭстония

ЭстонияЭстония: краткая справка

ОбществоРусские выбирают Эстонию

ИсторияЭстония - Земля русских предков

ТуризмЭстония готовится к горячему зимнему сезону


Рейтинг: 0 Голосов: 0

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!