Староверы Причудья сохраняют свою веру и традиции предков

Староверы Причудья сохраняют свою веру и традиции предков

Сейчас еще рано искать в деревнях Причудья знаменитый золотистый лук — он пока только зреет на высоких грядках, зато копченую рыбу и чернику продают прямо на обочинах дорог, пишет Тийу Пыльд.

В магазине Муствеэ продавщица предлагает копченого леща по 47 крон за рыбину. «Здорово!» — одобряют туристы и покупают. А в нескольких километрах от Муствеэ в деревне Колькья в рыбно-луковом ресторане рыба и дешевле, и жирнее. Бойко идет торговля свежими и малосольными огурчиками, помидорами, черникой.

Скорбящая дева на берегу Чудского озера поставлена над братской могилой, в которой покоятся воины, погибшие во время Второй мировой, а православный крест обозначает, что это место — первое старообрядческое кладбище.

Вмагазине Муствеэ продавщица предлагает копченого леща по 47 крон за рыбину. «Здорово!» — одобряют туристы и покупают. А в нескольких километрах от Муствеэ в деревне Колькья в рыбно-луковом ресторане рыба и дешевле, и жирнее. Бойко идет торговля свежими и малосольными огурчиками, помидорами, черникой.

«Почем черника?» — «30 крон кило», — отвечает по-эстонски с едва уловимым акцентом женщина и поправляет сползший с головы платок. По ее «синим» пальцам сразу видно, что ягоду она собирала сама.

Высокие гряды

В луково-рыбном ресторане в Колькья туристов, впервые оказавшихся в Причудье, радушно встречает девушка в русском национальном наряде и с длинной косой. Как мы узнали от живущей в деревней Варнья (по-русски Воронья) Ангелины Ремец, гида Воронейского музея живой истории, в былые времена у старообрядцев женщины не стригли волосы, а мужчины с 26 лет отращивали бороду.

«В наши дни, конечно, бывают исключения», — добавляет Ангелина и рассказывает о традициях и обрядах староверов.

Казалось бы, простая вещь — передник, но у староверов женщина не должна была появляться в переднике в церкви (моленной) или на улице. Если девушка или молодая хозяйка, хлопоча у плиты, выскакивала в огород за зеленью для супа, то ее могли поучить родители или муж. Если во двор очень уж надо было, то можно было подоткнуть передник за пояс.

Почему у староверов такие высокие грядки? По словам Ангелины, в Варнья многие дома и даже старообрядческий храм построены на плотах, поскольку кругом клюквенные болота, да и озеро может показать свой норов.

Вода — вот главная причина, по которой в здешних краях грядки в огородах копают (каждый член семьи своей лопатой) таким образом, чтобы они получались высокими. Высокие, как говорят в Причудье, гряды объясняются и еще одной причиной: между ними — в межугрядке — должна помес­титься вся сорная трава, которую выпалывают летом.

На следующий год новые грядки копают таким образом, чтобы они получились на месте межугрядка. Лук на такой грядке наливается соком, а хозяевам не приходится голову ломать, что делать с компостом.

Почему у староверов кровати такие узкие? «Я сама православная, а мой отец и муж — староверы и они ответили бы на это, что в гробу как следует вытянемся», — объясняет Ангелина.

Главное — не ширина кро­вати, а подушки. В старину го­ра подушек свидетельствовала о зажиточности семьи. Бело­снежные кружевные скатерти на столах, комодах, стульях, да­же на платяных шкафах, свя­занные хозяйкой, говорили о чис­топлотности. Как и светлые домотканые половики, ко­торых в каждом доме имелось по меньшей мере три смены, а у богатых — и десять смен.

По словам Ангелины, половики каждую неделю выбивали, недели через три переворачивали на другую сторону, а по истечении еще трех недель меняли на чистые.

Старообрядцы и сейчас кипятят воду для чая в самоваре. Было время, когда каждый пил из собственной «чис­той» чашки, гостям чай наливали в стакан. Те, что не хотели пить чай из стакана, приходили в гости с собственной чашкой.

Рыбаки, возвращаясь с озера, тоже какое-то время ели из посуды для гостей, прежде чем доставали из шкафа свою чашку. Такой карантин имел смысл: не заразить близких чужими хворями.

Моленные и могилы

Незваным гостям, говорит Ангелина, лучше не стучаться в дома к староверам. «Обычно дальше веранды их не пускают», — говорит она, добавляя, что сейчас в Варнья и в старообрядческую церковь вход заказан: реставрируют фрески, и чужие взгляды нежелательны.

Не довелось нам увидеть убранство домов староверов, в которых обычно одна, а то и две комнаты непременно солнечные. Чужих людей не приглашают даже во двор, который находится под од­ной крышей с домом.

Иконы в Причудье не продают, это, по словам Ангелины, смертный грех. Иконы завещают потомкам или жертвуют храму, где их рес­таврируют.

Плакаться на жизнь — тоже грех, непозволительный кре­щеным. Крещение у старо­веров проводится по старому обряду: раздевают донага и три­жды окунают в воду. Как из­вестно, крестное знамение старообрядцы кладут двумя перстами. Три остальных перс­та, сложенные вместе при дво­е­­перстном крещении, означают Отца, Сына и Святой дух.

Головы женщин, что отправляются каждое воскресенье в моленную, обязательно покрыты платками, причем платок не завязывают узлом под подбородком, а закалывают булавкой.

«В моленной мужчины стоят справа, женщины — слева, дети — впереди», — объясняет Ангелина.

Служба — строгая и торжественная — служится на церковнославянском языке.
Деревни в Причудье — как правило, две параллельные улицы вдоль береговой линии — тянутся на несколько километров. По обе стороны узкой дороги тесно стоят дома.

В деревне Кязепяэ (по-русски Казепель) далеко не все дома смотрятся словно игрушки. Есть и такие, где одна половина дома вполне приличная, а другая пустует. Видно, нет рабочих рук, которые привели бы дом в порядок.

Но по-прежнему удивительно красивы старообрядческие храмы (моленные) и кладбища (мо´гилы, как говорят в Причудье). Бывает, что на многих мо´гилах, заботливо украшенных цветами, написана одна и та же фамилия. По словам Ангелины, в прежние времена браки нередко заключались между жителями одной деревни, из-за чего не были исключены и близкородственные союзы, что иногда отражалось на детях.

Сегодня правила не столь строгие, однако к мнению родителей прислушиваются, родственные связи очень крепкие и матерей-отцов в дома престарелых не отдают.

Как рассказала нам Ангелина, у староверов смерть до­ро­гое удовольствие хотя бы уже потому, что на поминки принято приглашать всю де­рев­ню, а это значит, что угоще­ние — начиная с супов, второ­го и сладких блюд — готовится на 100-200 человек. Помин­ки, как и встарь, непременно начинаются с поминальной кутьи, а в конце подают гус­той кисель, что означает, что надо вставать и уходить.

Молятся одному Богу

Туристы из Лихула в храме Муствеэ. Свято-Троицкая Единоверческая церковь — это самостоятельный старообрядческий приход, который не подчиняется ни Константинополю, ни Московскому патриархату.

В лютеранской церкови Муствеэ уже 46 лет служит теолог, первый в эстонской армии капеллан, в прошлом советник президента Рюйтеля пастор Ээнок Хаамер.

Хаамер удивил гостей интересным рассказом о своей семье, заметив, в частности: «Хотя в Муствеэ проживает только 32 процента эстонцев, город не стал чисто русским, как Нарва и Калласте».

В Муствеэ, в котором насчитывается две тысячи жителей, имеется пять храмов, здесь соседствуют друг с другом баптисты, лютеране, старообрядцы, единоверцы и православные, все они молятся одному Богу и отмечают в основном одни и те же церковные праздники.

В 1880 году в Муствеэ (по-русски посад Черный) была освящена первая лютеранская церковь. «Эта церковь была своего рода памятником эстонскому языку, поскольку в те годы эстонцы не могли говорить в Муствеэ по-эстонски», — говорит Хаамер. В 1939 году храм сгорел.

«Как вы думаете, когда живущие в Муствеэ эстонцы обрели новую церковь? — вопрошает пастор и сам же отвечает: — В рождественский сочельник 1939 года был освящен новый храм. Это было поистине чудо, как и то, что в прошлом году в Муствеэ был построен молитвенный дом баптистов».

В конце своей проповеди пастор, обращаясь к слушателям, сказал, что он молится за то, чтобы Господь не лишал Эстонию независимости.

Русские староверы верны своей вере, которая остается непоколебимой с Х века, с крещения Руси. Старообрядцы не признают введенные патриархом Никоном изменения в облачении и литургических текстах. После церковной реформы староверы были объявлены царским указом вне закона — их дома и церкви сжигали вместе с людьми, приверженцев старой веры заточали в тюрьмы.

В начале XVIII века на Чудском озере появились первые бежавшие из России старообрядцы. В 1920-1930 годах в Эстонии насчитывалось 10 000 старообрядцев, они были объединены в 12 общин. Мирное для староверов время закончилось с установлением советской власти, в годы которой на них обрушились новые репрессии. Многие деревни опустели.

Возрождение старообрядчества началось в 1995 году. Сегодня в Тарту, Таллинне, в Причудье в Муствеэ, Рая (Раюши), Калласте (Красные Горы), Казепяэ (Казепель), Кюкита (Кикита), Вяйке-Колькья (Малые Кольки) и Суур-Колькья (Большие Кольки), Варнья (Воронья) и на Пийриссааре действуют старообрядческие общины и моленные.

Уникальное сообщество

Староверы отказались от всех сакральных символов, за исключением крещения и исповеди. Их общины самостоятельны, обязанности священ­ника исполняет выбранный общиной наставник, которым может быть и женщина.

В Эстонии, как полагают, проживает 15 000 человек, которые происходят из староверческих семей. Для староверов старшего поколения вполне обычны такие имена из церковных книг, как Апполинария, Гавриил, Кириакия, Пимен, Феофан, Хиония, Венедикт.

Многие некоммерческие объединения имеют отношение к староверческой культуре, как например газета «Северное побережье». Луково-рыбный ресторан в Колькья тоже был открыт староверами.

Староверы — исконные жители Эстонии, при этом это уникальное сообщество мало изучено, хотя они живут рядом с эстонцами не одно столетие. И не ассимилируются, сохраняя свое самосознание и своеобразие.

Староверы Причудья

·    В говоре жителей Причудья немало заимствований из эстонского языка. Например: мурник (каменщик, эст. müürsepp), кельма (мастерок, эст. kellu), варуши (женский праздник по случаю рождения ребенка, эст. varrud — крестины), копля (поляна, эст. koppel — выгон), трепка (лестница, эст. trepp), ворстик (домашняя колбаса, эст. vorst).
·    Единственную в Эстонии школу иконописи заложил Гавриил Евфимович Фролов (1854-1930), уроженец Черниговской губернии. Сов­местно с учениками Фролов расписал храм в деревне Рая (Раюши). Школу Фролова гораздо лучше знают в Европе и Америке, чем в Эстонии. А все потому, что старообрядцам в Причудье позволили жить замкнуто, как они и хотели. Ученик Фролова, иконописец Пимен Софронов (1898-1973), уроженец деревни Тихотка, преподавал иконопись и расписывал церкви в Париже, Ватикане, США.
·    В наши дни дети староверов до 4-го класса учат в основной школе Колькья церковнославянский язык. Сохранили староверы и архаичное нотное письмо, и знаменное (крюковое) пение (тип церковного пения, в основе которого одногласное хоровое исполнение).
·    Абсолютная высота над уровнем моря Причудской волости (Peipsiääre vald) 30-34 метра. Это чуть выше среднего уровня воды в Чудском озере (30 м).
·    В волости, площадь которой 32 кв. км, три деревни — Колькья, Казепяэ и Варнья — основаны почти 400 лет назад.
·    В волости проживает 872 человека. Естественный прирост населения отрицательный. 50,6% населения составляют люди трудоспособного возраста, 31,5% пенсионеры, 13% учащиеся и 4,5% дошкольники.

Источники: Интернет, www.starover.ee

postimees.ee, 31.07.09

Похожие статьи:

ОбществоПричудские староверы. Кто они?

ОбществоКак живешь, Причудье?

4591 просмотр

Рейтинг: 0 Голосов: 0

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!